Назад к списку

«Татнефть» купил СИБУР

ПАО «Татнефть» закрыло сделку купли нефтехимических активов в Тольятти — «СИБУР Тольятти» и «Тольяттисинтез».Сделка состоялась 1 ноября, сообщает пресс-служба татарстанской компании. Ожидается, что реализация сделки позволит обеспечить потребности шинного бизнеса Kama tyres в основных видах синтетического каучука.В начале сентября «Татнефть» и СИБУР объявили, что заключили соглашение о намерениях по продаже татарстанской компании производственных и других активов в Тольятти, которые в настоящее время объединены юридическими лицами «СИБУР Тольятти» и «Тольяттисинтез».

«Сибур» продал каучуковый завод в Тольятти. Соглашение подписано в конце августа. Стоимость не раскрывается. Актив оценен в диапазоне $150–250 млн, по словам близкий к акционерам одной из сторон.«Сибур Тольятти» выпускает синтетические каучуки различных марок (217 000 т в год), а также метил-трет-бутиловый эфир (МТБЭ, повышает октановое число бензина), бутадиен, изопрен и другие продукты переработки газа. В сделку войдет и инфраструктура индустриального парка «Тольяттисинтез».
«Татнефть» рассматривает эту сделку как возможность сделать более эффективной работу своего шинного дивизиона и повысить его стоимость, говорится в сообщении компании. «Сибур Тольятти» способен производить до 75 000 т в год бутилкаучука (около четверти российского производства). Бутилкаучук считается премиальным продуктом и востребован производителями автомобильных шин. Кроме «Сибура», его в России производит только «Нижнекамскнефтехим» (входит в группу ТАИФ), но «Сибур» использует для этого собственную уникальную технологию. Лицензия на нее «Татнефти» будет передана неисключительная, предполагающая только возможность производства на уже имеющейся площадке в Тольятти.



Каучуки традиционно один из ключевых бизнесов нефтехимии Татарстана, объясняет директор практики «Газ и химия» Vygon Consulting Дмитрий Акишин: «Покупка завода в Тольятти в целом соответствует стратегии «Татнефти». Кроме того, новый актив сможет способствовать развитию шинного бизнеса за счет вертикальной интеграции».Сам «Сибур» вместе с продажей активов в Тольятти более чем на треть снизит производство каучуков. Предправления «Сибура» Дмитрий Конов ранее допускал продажу ряда активов. Он подчеркивал, что ряд субоптимальных активов в холдинге еще есть, но об отказе от каких-то направлений бизнеса речи пока не идет.Бизнес-сегмент пластиков и эластомеров – наименее эффективный с точки зрения финансовых показателей «Сибура». В 2018 г. на него пришлось 30% выручки холдинга, но рентабельность по EBITDA составила лишь 20% (29% в сегменте олефинов-полиолефинов, 43% в газопереработке), отчитывалась компания.
У «Сибура» останется каучуковое производство в Воронеже (около 326 000 т в год) и совместное предприятие с китайской Sinopec в Красноярске. Но в первую очередь холдинг сейчас сосредоточен на кратном увеличении мощностей в производстве базовых полимеров. В первом полугодии 2019 г. компания закончила строительство «Запсибнефтехима», предполагается, что к концу года он начнет промышленное производство всей линейки продукции. Стоимость гигантского нефтехимического комплекса в Тобольске (2,2 млн т) оценивается в $8,9 млрд. В перспективе «Сибур» может построить Амурский газохимический комбинат (ГХК), который будет работать в связке с Амурским газоперерабатывающим заводом «Газпрома». Окончательное инвестиционное решение о строительстве ГХК пока не принято. Но «Сибур» параллельно готовит сразу два проекта, которые предполагают строительство комплекса мощностью от 1,5 млн до 2,7 млн т в год. В зависимости от того, какой вариант будет принят в качестве окончательного, стоимость комплекса может составить от $7 млрд до $11 млрд.
«Актив с точки зрения EBITDA и потенциальной стоимости небольшой, сделка не окажет существенного влияния ни на финансовые показатели «Сибура», ни на «Татнефть», – говорит старший директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко. – Вместе с тем актив может помочь «Татнефти» увеличить эффективность ее бизнеса по производству шин». По его словам, сделка вписывается в стратегию «Татнефти» по усилению вертикальной интеграции бизнеса, подразумевающей рост и нефтепереработки, и нефтехимии. «В связи со сделкой ОПЕК+ и исторически сложившимися границами ведения бизнеса у «Татнефти» есть недостаток в новых проектах при практически нулевой долговой нагрузке», – отмечает он.